Выход за пределы исковых требований апк

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 38-КГ16-1

Выход за пределы исковых требований апк

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2016 г. N 38-КГ16-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., к ООО Страховая компания “ВТБ-Страхование” о выплате страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., на решение Центрального районного суда г. Тулы от 29 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения представителя ООО Страховая компания “ВТБ Страхование” Меликова Т.Э., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Гордеева Н.М. обратилась в суд иском в интересах несовершеннолетней дочери Гордеевой С.М. к ООО СК “ВТБ-Страхование” о выплате страхового возмещения в размере 493 387,44 руб., неустойки в размере 493 387,44 руб.

, штрафа, и компенсации морального вреда в размере 13 255,12 руб., сославшись на неисполнение ответчиком условий договора ипотечного страхования от 3 апреля 2013 г., заключенного между ООО СК “ВТБ Страхование” и Гордеевым М.П., умершим 28 июня 2013 г.

, единственным наследником которого является Гордеева С.М.

Решением Центрального районного суда г. Тулы от 29 января 2015 г. исковые требования удовлетворены частично. С ООО СК “ВТБ Страхование” взыскано в пользу Гордеевой С.М. страховое возмещение в сумме 493 387,44 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г.

решение суда первой инстанции изменено, дополнена резолютивная часть указанием о взыскании страхового возмещения в пользу Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.М.

путем перечисления данной суммы ЗАО “Ипотечный агент ВТБ-БМ1”. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судебными инстанциями.

Судом установлено, что 28 марта 2013 г. между ЗАО “ВТБ 24” и Гордеевым М.П. заключен кредитный договор на сумму руб. на покупку квартиры в доме по ул. с обеспечением кредитного договора ипотекой.

https://www.youtube.com/watch?v=EhGS9MnYe2Q

Во исполнение условий кредитного договора между ООО СК “ВТБ Страхование” и Гордеевым М.П. 3 апреля 2013 г. заключен договор ипотечного страхования.

Согласно пункту 2.1.1 договора страхования его предметом является, в том числе, страхование имущественных рисков, связанных с причинением вреда жизни и потерей трудоспособности застрахованного.

Пунктом 3.2.2 договора страхования предусмотрено, что страховым случаем по страхованию риска причинения вреда жизни и потери трудоспособности является смерть застрахованного, явившаяся следствием несчастного случая и/или болезни.

Выгодоприобретателями по указанному договору (пункт 1.1.1 договора) являются Банк ВТБ 24 (ЗАО) в соответствии с условиями пункта 2.2 договора страхования и/или страхователь в соответствии с условиями пункта 2.3 договора страхования.

28 июня 2013 г. Гордеев С.М. умер.

Наследником первой очереди к имуществу Гордеева М.П. является его несовершеннолетняя дочь Гордеева года рождения.

ООО СК “ВТБ Страхование” уведомило Банк ВТБ 24 (ЗАО) об отсутствии оснований для выплаты страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая – смерти Гордеева М.П., указав, что событие не может быть признано страховым случаем.

Удовлетворяя частично заявленные исковые требования Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М., судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии установленных законом оснований для освобождения ответчика от исполнения принятых на себя обстоятельств по выплате страхового возмещения в связи со смертью Гордеева М.П.

При этом суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда, пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска Гордеевой Н.В., действующей в интересах несовершеннолетней Гордеевой С.М.

, о взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда, исходя из того, что к спорным правоотношениям не применяются положения Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”, поскольку несовершеннолетняя Гордеева С.М.

не является стороной договора страхования и не выступает в качестве выгодоприобретателя по этому договору.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит данные выводы судов первой и апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона.

Согласно статье 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (статья 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку заключенный Гордеевым М.П. договор страхования обеспечивает имущественные интересы страхователя, страховое возмещение предназначено для погашения долга по кредитному договору перед Банком, то в соответствии с приведенными положениями закона к Гордеевой С.М.

в силу универсального правопреемства перешли как имущественные права и обязанности стороны по заключенному наследодателем кредитному договору от 28 марта 2013 г., так и право требовать исполнения договора страхования от 3 апреля 2013 г.

, заключенного в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 28 июня 2012 г.

N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” разъяснил, что исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ “О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации” правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (наследник, а также лицо, которому вещь была отчуждена впоследствии, и т.п.).

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

https://www.youtube.com/watch?v=Ub3LI6lQbVA

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 – 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 2 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Исходя из приведенных выше правовых норм и разъяснений, в связи с тем, что после смерти Гордеева М.П. к его наследнику Гордеевой С.М. перешло право требовать исполнения договора страхования от 3 апреля 2013 г., на отношения между Гордеевой С.М.

и ООО СК “ВТБ Страхование” распространяется Закон Российской Федерации “О защите прав потребителей”, в том числе в части взыскания неустойки (пункт 5 статьи 28 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”), штрафа (пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”), компенсации морального вреда (статья 15 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”).

Однако это не было учтено судами при рассмотрении настоящего дела.

Кроме того, в силу части 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим, предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска.

В части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отражен один из важнейших принципов гражданского процесса – принцип диспозитивности, согласно которому суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Из приведенных выше норм права следует, что право определения предмета иска и способа защиты гражданских прав принадлежит только истцу, в связи с чем исходя из заявленных требований все иные формулировки и толкование данного требования судом, а не истцом означают фактически выход за пределы заявленного истцом к ответчику требования.

Пунктом 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 “О судебном решении” установлено, что выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Как следует из искового заявления, истцом были заявлены требования о выплате страхового возмещения в пользу несовершеннолетней Гордеевой С.М.

В ходе судебного разбирательства первоначально заявленные исковые требования Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.В.

не менялись, однако суд апелляционной инстанции, изменив решение суда первой инстанции, дополнил его резолютивную часть указанием о взыскании страхового возмещения в пользу Гордеевой С.М. в лице законного представителя Гордеевой Н.М.

путем перечисления данной суммы ЗАО “Ипотечный агент ВТБ-БМ1”, к которому перешли права требования от ЗАО “ВТБ24” по заключенному Гордеевым В.М. кредитному договору и закладной.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований гражданского процессуального закона вышел за пределы заявленных исковых требований и принял решение по требованиям, которые истцом не заявлялись.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Гордеевой С.М.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), подлежит отмене апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 3 июня 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-05042016-n-38-kg16-1/

Судебные решения.РФ Суд не вправе выходить за пределы исковых требований и разрешать вопрос, который истцом при рассмотрении дела не заявлялся

Выход за пределы исковых требований апк

Судья СтусС.Н. Дело №33- 561/2011

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Астрахань 16 февраля 2011 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в составе:

председательствующего Спрыгиной О.Б.,

судей областного суда Обносовой М.В., Губернаторова Ю.Ю.,

при секретаре Чакиевой М.А.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Обносовой М.В. дело по

кассационной жалобе Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России

на решение Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010

года по иску Рыжковой Л.И. к Рыжкову Е.С.,

Рыжковой И.С. о признании права собственности на имущество в порядке

наследования,

УСТАНОВИЛА:

Рыжкова Л.И. обратилась в суд с иском к Рыжкову Е.С., Рыжковой И.С. о признании права собственности на денежные средства, оставшиеся после смерти ее мужа – Р.С., умершего (….), хранящиеся во вкладах в отделении сберегательного банка и причитающиеся проценты и компенсационные начисления.

В судебном заседании Рыжкова Л.И. поддержала заявленные требования.

Ответчик Рыжков Е.С. в судебном заседании заявленные требования признал.

Ответчик Рыжкова И.С. признала исковые требования.

Представитель третьего лица Сбербанка России в лице Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России Самойлова Е.В. не возражала против заявленных требований.

Решением Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010 года с Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России в пользу Рыжковой Л.И. взыскана компенсация на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации в размере (…) рублей.

В кассационной жалобе ОАО «Сбербанка России» ставит вопрос об отмене решения суда, указав, что истцом заявлено требование о признании права собственности на денежные средства оставшиеся после смерти мужа и хранящиеся во вкладах Сбербанка России с причитающимися процентами и компенсациями.

Основанием для выплаты компенсации является документ, подтверждающий право на наследство (нотариальное свидетельство, судебный акт).

ОАО «Сбербанк России» привлечен к участию в деле третьем лицом, не заявляющим самостоятельных требований со стороны истца и не является ответчиком по настоящему делу, отсутствуют нормы права, позволяющие взыскать с ОАО «Сбербанк России» компенсацию на оплату ритуальных услуг по вкладам.

На заседание коллегии не явились истец Рыжкова Л.И., ответчики: Рыжков Е.С. и Рыжкова И.С, извещены надлежащим образом, причины неявки не известны, в связи

с чем судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Заслушав докладчика, представителей ОАО «Сбербанк России» Самойлову Е.В. и Левина В.В., поддержавших доводы жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда ввиду нарушения норм процессуального права.

Как следует из материалов дела Рыжкова Л.И. обратилась в суд с иском к Рыжкову Е.С. и Рыжковой И.С. о признании права собственности на имущество в порядке наследования.

Взыскивая с ОАО «Сбербанк России» в пользу Рыжковой Л.И. компенсацию на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации в размере (…) рублей, районный суд исходил из того, что истец в судебном заседании уточнила свои требования.

Однако судебная коллегия не может согласиться с судом первой инстанции, по следующим основаниям.

На основании части 1 статьи 131 Гражданского Процессуального Кодекса РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме.

В соответствии со статьей 2 Гражданского Процессуального Кодекса РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан.

Согласно части 3 статьи 196 Гражданского Процессуального Кодекса РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В силу статьи 39 Гражданского Процессуального Кодекса РФ основание и предмет иска определяет истец. Суд не обладает правом без согласия истца изменять основания или предмет исковых требований, заявленных истцом.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 “О судебном решении” обращено внимание судов на то, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В материалах дела отсутствует письменное заявление Рыжковой Л.И. об уточнении исковых требований.

Суд первой инстанции при вынесении решения нарушил нормы процессуального права, вышел за пределы исковых требований и разрешил вопрос, который истцом при рассмотрении дела в суде не заявлялся. Суд не разрешил заявленные исковые требования, а разрешил вопрос о правах, за защитой которых Рыжкова Л.И. не обращалась.

Согласно части 1 статьи 43 Гражданского Процессуального Кодекса РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или

https://www.youtube.com/watch?v=IXFe9793C_Y

уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

Частью 1 статьи 38 Гражданского Процессуального Кодекса РФ определено, что сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик.

Из приведенных норм права следует, что третьи лица не являются субъектами спорного правоотношения, ставшего предметом рассмотрения в суде, в связи с чем, судебная коллегия считает, что при рассмотрении вопроса о взыскании с ОАО «Сбербанк России» компенсации на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации, суд первой инстанции неправильно применил нормы процессуального права, что в соответствии со ст. 362 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого решения.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, обеспечить соблюдение процессуальных прав сторон и проверить их доводы относительно заявленных требований и возражений, после чего, установив юридически значимые обстоятельства, дать оценку всем доводам участвующих в деле лиц, вынести новое решение в соответствии с требованиями закона и с учетом норм права, регулирующих спорные правоотношения.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда

О ПРЕДЕЛИЛА:

Решение Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Председательствующий:

Судьи областного суда:

Источник: http://old.xn--90afdbaav0bd1afy6eub5d.xn--p1ai/bsr/case/131432

Вс напомнил пределы полномочий арбитражного суда кассационной инстанции при рассмотрении спора

Выход за пределы исковых требований апк

10 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 305-ЭС19-20584 об оспаривании Росгосстрахом лицензионного договора, заключенного с другим страховщиком.

В феврале 2017 г. ПАО «Страховая Компания “Росгосстрах”» (лицензиар) и ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» (лицензиат) заключили лицензионный договор на предоставление товарных знаков в отношении всех соответствующих товаров и услуг.

По условиям договора ежеквартальное вознаграждение лицензиара составляло 195 тыс. руб., а ежеквартальный лицензионный платеж за право использования одного товарного знака – 15 тыс. руб.

Срок действия договора составлял 7 лет и предусматривал автоматическую пролонгацию.

Впоследствии лицензиар оспорил в АС г. Москвы указанную сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ. В обоснование своих требований он ссылался на то, что договор был заключен в ущерб его интересам, о чем ответчик знал.

Истец также полагал, что из-за занижения размера лицензионных платежей по сравнению с их рыночным уровнем лицензиат необоснованно сберег денежные средства за использование товарных знаков на сумму свыше 2,6 млрд руб.

Следовательно, он обязан вернуть не только сумму неосновательного обогащения, но и компенсацию за незаконное использование товарных знаков в размере свыше 148 млрд руб.

Арбитражные суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска. Они сочли, что на протяжении полутора лет стороны выполняли условия договора без разногласий и возражений.

Поведение истца после заключения договора однозначно свидетельствовало о желании сохранить сделку в силе, при этом аналогичные сделки совершались им неоднократно – в течение длительного времени и на схожих условиях.

Кроме того, обе инстанции указали на пропуск истцом срока исковой давности и недоказанность им возникновения у ответчика неосновательного обогащения и причинения убытков.

В сентябре 2019 г. Суд по интеллектуальным правам отменил указанные судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В обоснование своего решения он указал, что суды не исследовали ряд доказательств, а также не дали оценки доводам компании и представленным ею доказательствам.

В кассационной жалобе в ВС общество-лицензиат сослалось на нарушение СИП норм материального и процессуального права и просило отменить постановление кассации, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций.

Изучив материалы дела № А40-127011/2018, ВС напомнил пределы рассмотрения спора арбитражным судом кассационной инстанции – так, в соответствии со ст.

286 АПК РФ он проверяет законность судебных актов первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно последней, если иное не предусмотрено АПК. В силу п. 1 ст. 288 АПК кассация вправе отменить или изменить акты нижестоящих судов при несоответствии их выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным первой и апелляционной инстанциями, и имеющимся доказательствам, а также при нарушении либо неправильном применении норм материального и процессуального права.

Со ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда РФ Верховный Суд отметил, что ст.

286–288 АПК, находясь в системной связи с другими положениями Кодекса, предоставляют кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права.

Следовательно, они не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Как пояснил ВС, иное позволяло бы кассации подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо. Таким образом, установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и второй инстанций.

«Судами первой и апелляционной инстанций на основании доказательств, представленных сторонами в обоснование требований и возражений, сделаны выводы о недоказанности факта причинения заключением лицензионного договора какого-либо ущерба интересам компании, об отсутствии допустимых доказательств возникновения у общества неосновательного обогащения и нарушения исключительных прав компании на товарные знаки, а также установлен факт истечения срока исковой давности, о применении которой было заявлено обществом. Однако суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указал на необходимость повторного исследования доказательств, связанных с убыточностью оспариваемого договора, а также пропуском срока исковой давности», – отмечается в определении.

В связи с этим Верховный Суд счел, что СИП вышел за пределы предоставленных ему полномочий при направлении дела на новое рассмотрение.

Тем самым, указано в определении, истец был фактически освобожден от неблагоприятных последствий несовершения процессуальных действий, получив не предусмотренную законом и противоречащую принципу правовой определенности возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам судебного разбирательства в суде первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов в обоснование своих требований. В результате истец был поставлен в более привилегированное положение по сравнению с другой стороной спора путем предоставления ему процессуальных прав, которыми любой другой участник судебного разбирательства в схожей ситуации не обладал бы.

ВС разъяснил оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностьюПостановление Пленума ВС РФ, согласно которому бремя доказывания совершения крупной сделки при ее оспаривании лежит на истце, принято с незначительными правками

Кроме того, подчеркивается в определении, СИП неверно исчислил срок исковой давности вопреки разъяснениям Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

В рассматриваемом деле именно дата заключения договора являлась датой начала течения годичного срока исковой давности, истекшего к дате подачи иска, на что верно указали суды первой и апелляционной инстанций.

При рассмотрении дела в судах трех инстанций истец не заявлял о сговоре своего бывшего директора, заключившего оспариваемый договор, с ответчиком и не предоставлял в суды соответствующие документы, подтверждающие наличие сговора.

«Вопреки доводам истца и позиции суда кассационной инстанции сам по себе факт того, что прежний генеральный директор истца, заключивший оспариваемый договор, не был заинтересован в его оспаривании, не является достаточным для иного порядка исчисления исковой давности.

Юридическое лицо действует в гражданском обороте через своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа, которые имеют полномочия как на активные действия (например, совершение сделок), так и на пассивное представительство (восприятие от имени юридического лица внешних фактов). Риски недобросовестности указанных лиц несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц», – указал ВС. Он добавил, что первые две инстанции верно сочли, что смена директора сама по себе не изменила порядок исчисления срока исковой давности.

Вместе с тем, подчеркивается в документе, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций факт принятия платежей по договору не может являться единственным основанием для отказа в признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 174 ГК. Однако этот вывод не привел к принятию неправильных судебных актов по рассматриваемому делу. В связи с этим ВС отменил постановление СИП, оставив в силе акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

В комментарии «АГ» юрист Maxima Legal Дмитрий Урякин отметил, что ВС и ранее отменял решения судов кассационной инстанции, допускавших выход за пределы предоставленных законом полномочий (см., например, Определение ВС от 23 января 2018 г. по делу № А40-68167/2016).

«Таким образом, позиция Верховного Суда не является новой и в полной мере согласуется с принципом инстанционности, согласно которому каждая судебная инстанция должна обладать своим предметом рассмотрения.

И если суды первой и апелляционной инстанций обязаны исследовать и оценивать по существу доказательства, применять к ним нормы материального и процессуального права, то суды кассационной инстанции, являющиеся судами “права”, должны ограничиваться установлением правильности применения норм и проверять соответствие выводов, сделанных судами, фактическим обстоятельствам дела», – отметил он.

При этом эксперт выразил несогласие с позицией ВС, поскольку не считает, что СИП, направивший дело на пересмотр, тем самым превысил предусмотренные законом полномочия.

«Дело в том, что Верховный Суд, оставляя в силе акты первой и апелляционной инстанций, отметил, что СИП по существу дал иную оценку доказательствам, представленным в материалы дела.

Такое нарушение ВС усмотрел в части, касающейся оценки кассационным судом условий оспариваемого договора. С этим я согласиться не могу», – пояснил Дмитрий Урякин.

По его мнению, СИП в качестве мотивов к отмене судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение указал, что доводы истца и представленные им доказательства вообще не получили оценки нижестоящими судебными инстанциями и по существу были ими проигнорированы.

Юрист также отметил, что СИП обратил внимание на то, что суды нижестоящих инстанций необоснованно проигнорировали ходатайство истца и не назначили судебную экспертизу на предмет установления рыночной стоимости предоставляемых по договору прав с учетом того, что в материалах дела имелись два противоположных по содержанию отчета об оценке.

«Следовательно, СИП обоснованно усмотрел нарушение норм процессуального закона, а именно требований к мотивированности судебных актов, установленных ст. 170 и 271 АПК.

При таких обстоятельствах СИП самостоятельно не оценивал (и не переоценивал) доказательства, а лишь обратил внимание нижестоящих судов на то, что каждое доказательство, имеющееся в материалах дела, должно получить оценку суда.

В связи с этим я не считаю, что СИП пересмотрел дело по существу и, как следствие, вышел за пределы полномочий, предоставленных ему законом», – подытожил Дмитрий Урякин.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5 Вячеслав Голенев выделил в рассматриваемом определении несколько правовых позиций.

«Во-первых, ВС отметил интересную совокупность фактов, отраженную судами первой и апелляционной инстанций, которые, по его мнению, привели к вынесению законных судебных актов. Речь идет о поведении сторон лицензионного договора, свидетельствующего о законном характере сделки», – пояснил он.

По мнению эксперта, в подобных спорах суды неохотно применяют срок исковой давности, не имея иных доказательств явной неправомерности позиции истцов, оспаривающих коммерческие сделки (при отсутствии банкротного элемента).

Эксперт обратил внимание на указание ВС ключевых фактов, установленных судами. «На мой взгляд, особого внимания заслуживает именно акцент на неоднократности и аналогичности сделки по сравнению с совершенной ранее.

Хотя этот критерий оценочен, именно критерий аналогичности, сравнимости сделок в последнее время становится все более важным в практике оспаривания коммерческих сделок (как в общегражданском порядке, так и в банкротном праве)», – полагает адвокат.

«Во-вторых, ВС неоднократно возвращается к вопросу о выходе судов кассационных инстанций нижестоящего уровня за пределы своих полномочий.

Этот вывод, конечно, еще подлежит “шлифовке” – критерии применения такого подхода еще не до конца понятны, однако в данном случае нельзя исключать, что по материалам дела судьи ВС увидели, что даже при наличии возможных ошибок судов первой и апелляционной инстанций они не вышли за пределы судейского усмотрения, что исключало для СИП возможность отмены судебных актов», – добавил Вячеслав Голенев.

Третий важный, как полагает эксперт, вывод Суда кроется в ужесточении толкования п. 27 постановления № 27 об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. «Если ранее оставались вопросы о том, как доказывать сговор по п.

2 ст. 174 ГК и могут ли о нем свидетельствовать косвенные данные, то теперь подчеркивается, что такое подтверждение должно содержаться в “документах, подтверждающих наличие сговора”. Очевидно, что подобные документы стороны сделки не составляют», – отметил адвокат.

«В-четвертых, в споре между представительской и органической теориями органов юрлица победила, по мнению ВС, первая. Теперь директор – это представитель юрлица. Таким образом, ВС с легкостью окончил спор, десятилетия длившийся в теории и практике российского корпоративного права», – подытожил Вячеслав Голенев.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-predely-polnomochiy-arbitrazhnogo-suda-kassatsionnoy-instantsii-pri-rassmotrenii-spora/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.